Личный сайт психоаналитика
Станкевич Татьяны Леонидовны
Online-запись
+7(926)530-88-55
пн–пт 9–22, сб 9–17
Психологическая консультация    на Пречистенке

«Быть на стороне клиента»
что это значит?

«Быть на стороне клиента» - что это значит?

Вчера в разговоре с коллегами зашла речь о том, что психотерапевт всегда должен быть на стороне клиента и тут вдруг выяснилось, что это, казалось бы простое правило, понимается по-разному. Я с удивлением обнаружила, что некоторые из нас придают этому такой смысл: «Оправдывать любые поступки, действия, поведение клиента, даже если этим он наносит вред себе или окружающим», потому что он не виноват, просто у него такая история, такие родители, такая судьба и прочее.

Я приведу ряд возражений, как теоретических, так и практических, и не только потому, что это мое личное мнение, но и для того, чтобы соблюсти чистоту метода (в данном случае, я, конечно, имею ввиду психоанализ).

Тема эта – сложная, потому что она непосредственно затрагивает как личное в психотерапевте, так и его профессиональную идентичность (личный анализ, супервизии, динамику пребывания в профессиональном сообществе – опыт, связанный с обретением профессии, и с неминуемой травматизацией в процессе обучения, повторяющей, отчасти, как личную историю, так и историю общества в котором мы живем).

Поэтому, приступая к этой теме, следует, на мой взгляд, слегка деконструировать эту формулу – «быть на стороне клиента», и задаться вопросом – что это за «сторона», на которой мы собираемся быть вместе с ним? Тут сразу приходит на ум притча про двух волков, борющихся в душе у каждого из нас и утверждение, что «Победит тот, которого ты будешь кормить». Понятно, что если выражаться светским языком – речь идет о добре и зле, а если профессиональным – о влечении к жизни и влечении к смерти – той области, где каждый из нас, как пациент, так и аналитик, может обнаружить внутреннюю активность, связанную с отрицанием психической жизни, отрицанием требования постоянной психической проработки, как таковой, с уничтожением функций сверх-Я, символического порядка и Имени отца (см. труды Жака Лакана). Иными словами – в душе каждого из нас есть область, где мы, вольно или невольно, надеясь избежать общечеловеческого удела добывать все своим трудом и постоянно горевать по утраченному или невозможному, подобно Фаусту, желая получить все и сразу, заключаем договор с Дьяволом.

Именно поэтому, для того, чтобы принести пользу своим пациентам, аналитик должен встать на сторону жизни, как в области собственной психики, так и в работе с пациентом. Безусловно, что это гораздо проще сказать, чем сделать, потому что, как в рамках психоаналитического сеанса, так и вне его, осмысливая психоаналитический процесс, аналитик должен раз за разом проделывать работу по поддержанию психической жизни как в отношении самого себя, так и своего пациента, порой делая эту работу за двоих. Иными словами, аналитик должен всегда выбирать жизнь, даже тогда, когда пациент находится на другой стороне – той, где он стремится реализовать свое влечение к смерти. Каким образом? Здесь нам понадобится важное понятие, широко используемое во французской психоаналитической школе – «переплетение влечений», – для того, чтобы жизнь продолжалась, влечение к жизни и влечение к смерти должны быть хорошо переплетены, сплетены друг с другом (см. книгу К. Смаджи «Оператуарная жизнь», Москва, Когито-Центр, 2014). Этот метапсихологический постулат влечет за собой определенные отсылки к технике психоанализа: психоаналитику необходимо интерпретировать влечения к смерти у своего пациента, не только потому, что они разрушают, но и потому, что в результате удачной интерпретации, энергия влечения к смерти перенаправляется в сторону влечения к жизни. Но для того, чтобы это произошло, недостаточно указать пациенту на навязчивое повторение, или иную манифестацию влечения к смерти, необходимо делать и следующий шаг – показывать пациенту путь преобразования первого во второе. Тем самым мы даем ему надежду на то, что выбор есть – он не обречен всю жизнь находиться в тисках навязчивых паттернов, и, что не менее важно, передаем ему ответственность за его собственное функционирование.

Пример:

На сеансе пациентка жалуется, что опять скандалила с мужем и била детей, повторяя поведение своей матери, которое запускается автоматически, когда она испытывает сильный гнев. При этом она плакала и говорила, что не может ничего с этим сделать, что после таких приступов ее гложет чувство вины и она очень хочет избавиться от этого наваждения, но не видит никакого способа это сделать. Я говорю ей: «Вам необязательно поддерживать вашу связь с матерью и любовь к ней повторяя то, что делала она. Теперь вы уже взрослая и можете найти свой собственный способ почувствовать эту любовь, не разрушая вашу семью и не заставляя страдать себя саму и ваших близких».

Посредством этой интервенции я актуализирую то, что есть в негативе – за деструктивным поведением пациентки стоит попытка сохранить связь с матерью, любовь к которой она не в состоянии почувствовать – поэтому ей приходится быть своей матерью, теряя при этом саму себя и свою семью. Такая интервенция может быть принята пациентом, или отвергнута им, полностью, или частично, но мы знаем, что бессознательное, в любом случае, слышит. Путь обозначен, и пойдет пациентка по нему, или нет, во многом теперь зависит от нее.

Делая подобную интервенцию, аналитик должен пройти между Сциллой и Харибдой, одновременно пребывая даже не в двух, а в трех позициях – с одной стороны, не разрушая терапевтического альянса, достаточно четко указать на смертоносные влечения (конфронтация), с другой – дать импульс к жизни, наметив иные пути канализации энергии (связывание), и при этом сохранять нейтральность, не привнося личного в сеанс, избегать морализаторства и осуждения (что способствует преобразованию Сверх-Я из жестокого и карающего – в защищающее и оберегающее). Безусловно, огромную роль здесь играет интонационное оформление высказывания аналитика. Достаточно суровое по содержанию высказывание, произнесенное в мягкой форме, как правило, хорошо воспринимается пациентами и дает хорошие «всходы».

Фрейд когда-то назвал нашу профессию «невозможным» ремеслом, что, на мой взгляд, является очень точным высказыванием. Потому что каждый сеанс, с каждым пациентом мы оказываемся в «новой реке», а это обязывает нас беспрестанно поддерживать любопытство и интерес к жизни, быть в хорошей форме, любить людей, не забывать о себе и помнить, что несмотря на все старания мы сами и наша работа крайне несовершенны, что вовсе не означает, что мы должны переставать пытаться.

 

Возврат к списку

Мы рады были видеть Вас на нашем сайте!

Чтобы записаться на первичную консультацию психолога, Вы можете отправить заявку Online, или позвонить по телефону.
Станкевич Татьяна Леонидовна
+7(926)530-88-55
заявка online
Сообщение отправлено



Яндекс.Метрика